С. Л. Скопкарева, канд. филол. наук,
доцент Института развития образования
(г. Ижевск, Россия)

Гуманизм – категория вневременная

      Известному русскому писателю В. Г. Короленко привелось жить на сломе эпох. Именно этим обусловливается его творческая манера письма, сопряженная с публицистическим началом и гуманистическим пафосом. Многое переосмысливается и соотносится в соответствии с меняющимися ценностными установками эпохи. Как известно, смена временных парадигм влечет за собой изменение мировосприятия, мировидения, и, соответственно, мировоззрения. Писатели, чутко улавливая веяния времени, художественным образом воплощают это на страницах своих произведений.
     Так В. Г. Короленко в произведениях «Сорочинская трагедия», «Дом №13», «Бытовое явление» обнаруживает яркий талант публициста. С предельной объективностью он повествует о беззакониях со стороны власть имущих. В «Сорочинской трагедии» писатель представляет на суд читателя достоверные факты судебного расследования в связи с карательными действиями статского советника Филонова, поведав о беззаконных жестокостях и массовых наказаниях в отношении ни в чем не повинных людей. Эти карательные экспедиции послужили для В. Г. Короленко поводом к написанию открытого письма в газете «Полтавщина», в которой он призывал к правосудию. Вскоре произошло убийство Филонова, что послужило поводом к травле писателя, якобы спровоцировавшем данное происшествие. Клеветническая кампания, начатая против В. Короленко, послужила поводом для проведения с его стороны самостоятельного расследования, о чем скурпулезно, шаг за шагом, повествует нам в данной статье. Аргументы, представленные здесь автором, подтвердились полностью. Вот как об этом пишет писатель: «Но я считаю, что значение «сорочинской трагедии» гораздо шире личного вопроса и даже вопросов местных. Это типичная «карательная экспедиция»… Поэтому я и решил развернуть перед обществом всю эту картину, как она рисуется теперь на основании официально проверенного материала. При этом читатели могут судить попутно и о том, имели ли писатель Короленко и независимая полтавская печать право и даже обязанность напечатать» открытое письмо» с призывом к суду, и на чьей стороне были не только право и правда, но и самая строгая «законность»[1]. С последовательной настойчивостью писатель вводит читателя в курс дела, подкупая его представленными фактами и аргументами.
      С подобной гуманистической позицией В. Г. Короленко можно встретиться в очерке «Дом №13», где в очередной раз писатель указует на ужасное происшествие в отношении евреев. Рассказывая о жестокой расправе над жителями дома №13, В.Г. Короленко отмечает бездействие правоохранительных органов, безучастно наблюдающих за расправой над евреями, ссылаясь на отсутствие приказа. Цинизм их поведения, животный инстинкт расправляющейся толпы – вот, что потрясает писателя-гуманиста. Представленное описание погрома наглядно воспроизводит зрительную картину ужасающих последствий: «Двор еще носит выразительные следы разгрома: весь он усеян пухом, обломками мебели, осколками разбитых окон и посуды и обрывками одежды. Достаточно взглянуть на все это, чтобы представить себе картину дикого ожесточения…»[2]. Журналистское расследование писателя-публициста убеждает читателя в его гуманистическом откровении и небезразличии к судьбам людей любого вероисповедания. Вновь в этом можем убедиться, обратившись к «Бытовому явлению», где представлены заметки публициста о смертной казни. Осмысливая будни смертников, В. Г. Короленко приходит к мысли о том, что «… смертная казнь превратилась в будничное бытовое явление»[3]. Многие злободневные вопросы оказываются в поле зрения писателя. Его неравнодушие к судьбам людей подкупает читателя, который чутко улавливает гуманистическую направленность его действий.
      Как бы ни волновали писателя изображаемые события, мы не встретим в его произведениях эмоционального накала, субъективной оценочности. Во всем проявляется максимальная порядочность В. Г. Короленко-человека-писателя. Его беспристрастное повествование есть свидетельство личностных качеств. Так через прочтение публицистических статей формируется портрет В. Г. Короленко.
      Мировоззренческая позиция писателя в силу своей гуманистической направленности, в нашем представлении, близка Д. А. Гранину, которому тоже суждено жить в эпоху перемен, неустанно отстаивая принцип гуманизма. Начиная с конца ХХ века, в нашем обществе ощущается катастрофическая нехватка человечности и гуманности. Писатель всю свою творческую и общественную деятельность направил на утверждение гуманистичности.
      В таких его произведениях, как «Милосердие», «Жизнь по правде требует ежедневного мужества», «Ответственность подлинная и мнимая» очевидно осмысление ценностных установок современного нам общества. Нередко писатель противостоит мнимым ценностям, утверждая ценности подлинные. Даже названия его произведений предельно красноречивы. Стилистически выверенные, публицистически насыщенные тексты Д. А. Гранина откровенно раскрывают вопросы милосердия в наши дни. И это не абстрактные суждения. Так Д. А. Гранин в рассказе «Потерянное милосердие» рассматривает вопросы милосердия, насколько сегодня мы способны на это. Оказавшись в ситуации человека, получившего серьезную травму на улице, Д. А. Гранин размышляет над тем, почему ему встретились безразличные люди. Вот как он пишет по этому поводу: «Лица всех встречных, как оказалось, надолго запечатлелись в памяти, я их всех могу воспроизвести даже сейчас. Обыкновенные прохожие, наверняка симпатичные, милые в обыденной жизни, я запомнил их потому, что в эту страшную для меня минуту на каждом из них было выражение полного отчуждения, нежелания подойти, брезгливость, холодность, в лучшем случае - любопытство, но не более того. Ни у кого не появилось сочувствия. Ни у кого – беспокойства, никто не сделал шага навстречу, никто не спросил…»[4]. Экстраполируя собственное происшествие на судьбы других людей, писатель мучительно размышляет над тем, что же с нами произошло, если мы позволяем себе хладнокровно пройти мимо несчастья.
      Осмысливая проблемы дегуманизации общества, Д. А. Гранин значительным образом перекликается с активной гражданской позицией В. Г. Короленко. Не смотря на значительную временную отдаленность друг от друга, оба писателя ассоциируются в восприятии современников людьми с принципиальным отношением к жизни, к происходящему, стремлением к предельно объективному изображению действительности. Прямым подтверждением тому, ссылка Д. А. Гранина на В. Г. Короленко в вопросах осмысления роли милосердия в нашем обществе, обращение при этом к прошлому, в условиях которого бытовало понятие «милосердие». Писатель отмечает: «Была своя вера, своя религиозность у Пушкина, у Достоевского, у Короленко, у Чехова, даже у Горького. Она-то и двигала ими и побуждала не просто декларировать гуманизм, сострадание, не только призывать к милосердию через свои произведения, но и совершать его своими действиями. И выше всего тут стоит защита отдельного человека, помощь кому-то, что требует конкретных действий»[5]. Такая основательная оценка гражданской позиции одного писателя другим представляет для нас определенный интерес. И разговор в этой связи уместно вести в русле не только типологического метода исследования.
      В этом же произведении мы встретим оценку деятельности В. Г. Короленко и в отношении удмуртского народа, а также вышеназванных произведений писателя. Вот, что пишет в этой связи Д. А. Гранин: «Замечательный писатель Владимир Короленко в 1895 году вмешался в, казалось бы, совершенно безнадежное судебное дело: группу крестьян-удмуртов обвинили в ритуальном убийстве. Он изучил все материалы, показал, что дело было сфальцифицировано, и сумел добиться их оправдания.
      Тем самым защитил от кровавых наветов целый народ – вот какое значение обрело его вмешательство»[6]. Не случайно Д. А. Гранин обращается к биографическим страницам писателя, потому как именно они позволяют проследить логику становления его мировоззрения. Вот, что он отмечает: «Биография Владимира Короленко состоит из множества подобных поступков совести. Он яростно выступает против кишиневского погрома в 1903-м, в 1910 году – против военно-полевых судов, которые лишали подсудимого прав на защиту, выступает против сфабрикованного дела Бейлиса, русского подобия дела Дрейфуса, выступает против полицейского произвола. После Октябрьской революции он не боится выступать против идеи большевиков о пролетарской диктатуре, против красного террора. В 1922 году он пишет письма народному комиссару Луначарскому, требуя прекратить беззаконные акции чекистов, расстрелы людей без открытого суда и следствия. Бесстрашно и настойчиво до последних дней своей жизни он пытается выручить схваченных чекистами, будит правосознание русских людей.
      Биография таких дел у В. Г. Короленко, наверное, не менее велика, чем его биография»[7]. Данная оценка писателя представляет для нас большой интерес, поскольку все это близко личностным убеждениям самого Д. А. Гранина. Более того, он пытается наметить в этом произведении «исследование о милосердных делах», ссылаясь на то, что «еще в ХVIII веке в своем сочинении «Путешествие из Петербурга в Москву» Радищев восклицал: «Я взглянул окрест меня – душа моя страданиями уязвлена стала». Способность уязвляться страданиями окружающих свойственна не всем людям»[8]. В утверждении сострадания в обществе сближает интересующих нас писателей.
      «Судьба человеческая зависит не от высоких технологий, не от того, сумеем ли мы произвести больше продуктов, скорее всего, она зависит от количества доброты и сострадания. Пока что божественное в человеке разрушается, и воцаряется зло. Цивилизация ХХ века была технической, а не человеческой, она себя не оправдала. Остается, как всегда, надеяться на следующий век»[9]. Так завершает свое повествование Д. А. Гранин, уповая на ХХI век как век справедливого и более гуманного отношения к человеку. Став современником нового тысячелетия, писатель вновь убеждается в том, что ничего не изменилось, напротив, отчуждение от личности, абсолютное к ней безразличие увеличивается в алгебраической прогрессии. Больно, горестно осознавать свое бессилие в ситуации противостояния мощному потоку расчеловечивания личности. И в этом немаловажная роль принадлежит СМИ, да и не только. Так мы становимся невольными свидетелями сложившегося кризиса традиционной модели детства и семейного воспитания, что, несомненно, обусловливает появление бездуховности в обществе. Кризис детства выражается в стирании границ между детством и взрослостью. Детство исчезает, так как современная медийная и коммуникативная среда нарушает систему фильтров и границ между детским и взрослым миром, разрушает однозначную иерархию, в рамках которой знания, компетенции и опыт направлялись от мира взрослого в мир детства. Вся социальная и культурная динамика современного общества ставит под вопрос само существование детства как самостоятельного феномена, являющегося предметом целенаправленного педагогического воздействия. В противном случае, мы имеем то, что имеем. Именно поэтому так важны для нас гражданские принципы известных современных нам писателей.
      В этой связи уместно вспомнить В. Распутина, удивительного мастера слова, публициста нашего времени, который в повести «Дочь Ивана, мать Ивана» отмечает, что «с приходом свободной жизни, когда из телевизора, как из волшебного горшка, полезла каша, состряпанная из гадостей, а слово, чтобы остановить ее, перевалившую через порог и забившую улицу, – слово это потеряли»[10]. Как видим, во все времена писатели активно обращаются к вопросам морали, о чем свидетельствуют их художественные и публицистические тексты. Именно слово по-прежнему остается главной движущей силой в формировании ценностных ориентиров социума. Несомненно, гражданский лик В. Г. Короленко, гуманистический пафос его произведений становятся определяющими для последующих поколений писателей.

[1] Короленко В. Г. Публицистические статьи. Собр. Соч. в шести томах. – М., 1971. – С.80 – 81.
[2] Там же, с. 65.;
[3] Там же, с. 138.
[4] Гранин Д. Неизвестный человек: Повесть, рассказы, эссе. – СПб., 2002. – С. 91 – 92.
[5] Там же, с.145.
[6] Там же, с.145.
[7] Там же, с.145-146.
[8] Там же, с.146.
[9] Там же, с.152.
[10] Распутин В. Дочь Ивана, мать Ивана // Наш современник. – 2003. – №11. – С.2.




125413 г. Москва, улица Фестивальная, дом 46, корпус 1
Телефон: +7(495)453-8105, факс:+7(495) 456-3580, электронная почта: cbs2sao@yandex.ru

Правительство города Москвы Департамент культуры города Москвы Префектура САО города Москвы Централизованная библиотечная система
северного административного округа

Яндекс.Метрика