Безотосная Г.В. А.П. Чехов и В.Г. Короленко: переписка в контексте эпохи 

Источник: Библиополе. - 2012. - №2. - С. 40-46.

Галина Викторовна Безотосная

Руководитель проекта «Виртуальный музей В.Г. Короленко» ЦБ №65 им. В.Г. Короленко ГБУК г. Москвы «ЦБС "Библиорадуга" САО».

А.П. Чехов и В.Г. Короленко: переписка в контексте эпохи

(историко-литературное эссе)[1]

         Чехов… Это имя знакомо нам с детства: еще в школе мы изучали творчество писателя, со смехом читая «Хирургию», «Злоумышленника», «Медведя», задумываясь над «Человеком в футляре» и «Анной на шее», размышляя о «Чайке» и «Вишневом саде». Все-таки, Антон Чехов – удивительный писатель. Больше века прошло со дня его смерти, а проза его по-прежнему современна, актуальна, понятна, проста в восприятии и несравненна по своему эмоциональному воздействию. Если подумать: разве не феномен, что пьесы Чехова вот уже более века с успехом идут на лучших театральных подмостках ведущих и начинающих театров мира, и каждому они понятны: и строгим англичанам, и темпераментным итальянцам, и утонченным французам? Как объяснить тот факт, что Чехов – один из немногих писателей, чье имя на обложке обеспечивает самый высокий рейтинг продаваемым книгам, а фильмы, снятые по его произведениям, неизменно привлекают зрителей? Чехов – смешной и легкий, тонкий и лиричный, пронзительный и щемящий, но всегда неподражаемый и любимый.

         Как известно, эпистолярное наследие А.П. Чехова чрезвычайно велико: в тридцатитомном собрании его сочинений письмам отведено 12 томов.[2] Среди огромного количества адресатов писателя был и Владимир Галактионович Короленко. Чехова и Короленко связывали не только взаимные симпатия и творческие интересы, но и общая гражданская позиция в отношении отказа М.Горькому в членстве в академическом Разряде изящной словесности: оба писателя в 1902 г. солидарно покинули ряды Академии Наук. В.Г. Короленко в письме к Н.К. Михайловскому (редактору журнала «Русское богатство») писал, что достоинства Чехова «между прочим в том, что он умеет показать нам “извозчика”, улицу, дачу; а мне для произведения впечатления необходима тюрьма, ссылка и якутская юрта». Они, конечно же, были разными: и по характеру, и по политическим и общественным взглядам, но несомненно одно: их взаимоуважение было неподдельным, неизменным и искренним.

 

Личность Короленко в качестве корреспондента Чехова нами выбрана не случайно: с 1957 года его имя носит Центральная библиотека №65 в Москве, сотрудники которой многие годы собирают материалы, связанные с жизнью и творчеством писателя, поддерживают связь со специалистами-короленковедами, создали виртуальный музей. Нам показалось интересным показать переписку двух писателей в контексте эпохи: это поможет более четко представить себе обстановку, в которой жили и творили мастера слова, объяснит их отношения и гражданские принципы.

Знакомство А.П. Чехова и В.Г. Короленко состоялось осенью 1887 г. Что же собой представляла Россия в последней четверти XIX века?

Конец XIX в. стал в истории России началом переломного периода. Страна вступила в полосу широкомасштабных политических потрясений, причины которых были во многом обусловлены своеобразием ее социально-экономического развития. После отмены в 1861 году крепостного права в России ускоренными темпами утверждается капитализм, переходящий в монополистическую стадию.

К концу XIX в. все более остро стал ощущаться конфликт между самодержавием в лице Александра III и изменившимися общественно-экономическими отношениями.

 Кроме того, сама культурная традиция России оказывалась трудно совместимой с ценностями капиталистического, индустриального общества.

В традиционный уклад русской жизни, формировавшийся под влиянием православия, не вписывались, например, погоня за прибылью, предприимчивость, индивидуализм. «Деловые люди» не являлись в общественном сознании героями, примерами для подражания.

С быстрым промышленным прогрессом в пореформенной России резко контрастировала ситуация, сложившаяся в сельском хозяйстве. Разумеется, новые буржуазные отношения прокладывали себе дорогу и в сельском хозяйстве, хотя этот процесс шел слишком медленно. Форсируя капиталистическую индустриализацию страны, самодержавие упорно консервировало в русской деревне архаичные полукрепостнические порядки.

         Социальная структура России конца XIX в. отражала еще не завершившийся процесс становления в стране индустриального, буржуазного общества. Многоукладность экономики обусловливала обилие социальных слоев и групп. Самым многочисленным классом в общественной структуре страны оставалось крестьянство.

         Набирало темп революционное движение. Многочисленные кружки интеллигенции и разночинцев «просвещали» народ,  агитировали рабочих и крестьян против существующей власти, подталкивая их к силовым методам борьбы с буржуазным строем.

         В конце ХIХ в. заметно выросло национальное самосознание народов, населяющих Россию. Возможно, этому способствовала деятельность народников, одним из принципов идеологии которых было сближение с народом, возрождение его корней, традиций и культуры. Более всего эта тенденция прослеживалась на Украине, где националистические настроения ощущались особенно остро, в значительной мере подавляемые великодержавной политикой царского самодержавия.

            Государственная политика в отношении национальных окраин строилась на принципах подчинения и управления. Царской России было важно сохранить строгую централизацию, сосредоточив политическую власть и экономические приоритеты за промышленно-развитыми центральными районами. Окраины империи, населенные «малыми» народами, часто испытывали притеснение и неравноправие по сравнению с населением центральной части Российской империи.

         Художественная литература этого периода отличалась преобладанием реалистического направления. На литературном небосклоне по-прежнему сияло имя Льва Николаевича Толстого. Но появились и новые талантливые писатели: А.П. Чехов, В.М. Гаршин, В.Г. Короленко, М. Горький, И.А. Бунин и др. Под влиянием новых исторических условий изменились условия и формы реализма, он приобрел новые эстетические черты, принципы художественного анализа, обогатился новой тематикой.

Итак, к моменту первой встречи двух писателей в октябре 1887 г. Владимиру Галактионовичу было 34 года, Антону Павловичу ? 27 лет. Короленко жил тогда в Нижнем Новгороде, им был пройден десятилетний путь преследований и скитаний, арестов, ссылок, тюрем за свою связь с революционными деятелями. Короленко зарекомендовал себя в общественных и политических кругах как поборник национального равенства, всегда принимая сторону «национальных меньшинств». Литературные круги и общественность были знакомы с его работами «В дурном обществе», «Сон Макара», «Слепой музыкант», появилась первая книга «Очерков и рассказов».

         Чехов же ? почти юноша, едва вступивший в пору возмужания. Но им уже написаны «Сказки Мельпомены», «Пестрые рассказы», «В сумерках», «Детвора», «Невинные речи», «Святою ночью», начата работа над «Степью».

   

 

(В.Г. Короленко. Н.-Новгород [1885-1895]. РГАЛИ. Дело 21. Опись. 5. Фото из экспозиции виртуального музея В.Г. Короленко –  www.vmkor.ru )

 

         Оба писателя и до первой встречи знали друг о друге из книг, и, конечно, из разговоров в литературной среде. В своих воспоминаниях о Чехове Короленко отметил, что проза молодого писателя «сверкала юмором, весельем, часто неподдельным остроумием и необыкновенной сжатостью изложения». Но увидел Короленко и «нотку задумчивости, лиризма и  печали, уже прокрадывавшихся кое-где сквозь яркую смешливость». «До первой встречи, - писал Владимир Галактионович, - я уже прочитал рассказы Чехова, и мне захотелось проездом через Москву познакомиться с их автором».

Вот как описывает Короленко их встречу: «В те годы семья Чеховых жила на Садовой, в Кудрине, в небольшом красном уютном домике, какие, кажется, можно встретить только в Москве. Это был каменный особнячок, примыкавший к большому дому, но сам составлявший одну квартиру в два этажа. Внизу меня встретили сестра Чехова и младший брат, Михаил Павлович, тогда еще студент. А через несколько минут по лестнице сверху спустился и Антон Павлович. Предо мной был молодой и еще более моложавый на вид человек, несколько выше среднего роста, с продолговатым правильным и чистым лицом, не утратившим еще характерных юношеских очертаний… Даже глаза Чехова, голубые, лучистые и глубокие светились одновременно мыслью и какой-то, почти детской, непосредственностью. Вообще, в это первое свидание Чехов произвел на меня впечатление человека глубоко жизнерадостного… И вместе угадывалось что-то более глубокое, чему еще предстоит развернуться и развернуться в хорошую сторону. Общее впечатление было цельное и обаятельное»[3].

В одном из разговоров Чехов рассказывал Короленко, что работает, «почти шутя:

         - Знаете, как я пишу свои маленькие рассказы?.. Вот. Он оглянул стол, взял в руки первую попавшуюся на глаза вещь, - это оказалась пепельница, - поставил ее передо мною, и сказал:

         - Хотите ? завтра будет рассказ… Заглавие “Пепельница”.

           И глаза его засветились весельем. Казалось, над пепельницей начинают уже роиться какие-то неопределенные образы, положения, приключения, еще не нашедшие своих форм, но уже с готовым юмористическим настроением…»[4]

           Однажды Чехов, вспоминал Короленко, «устремив на меня свои прекрасные глаза с выражением внезапно созревающей мысли… сказал:

         - Слушайте, Короленко… Я приеду к вам в Нижний.

         - Буду очень рад. Смотрите же – не обманите.

         - Непременно приеду… Будем вместе работать. Напишем драму. В четырех действиях. В две недели.

           Я засмеялся…

         - Нет, Антон Павлович. Мне за вами не ускакать. Драму вы пишите один, а в Нижний все-таки приезжайте…

         Он сдержал слово, приехал в Нижний и очаровал всех, кто его в это время видел».[5]

         Чехов не оставил своих записок о Короленко. Но в его письмах сохранилось много воспоминаний о Владимире Галактионовиче. Своему брату Александру (октябрь 1887 г.) он писал: «… у меня был Короленко. Я проболтал с ним три часа и нахожу, что это талантливый и прекраснейший человек»[6]. А в письме самому Короленко Чехов писал: «Скажу Вам, что я чрезвычайно рад, что познакомился с Вами. Во-первых, я глубоко ценю и люблю Ваш талант; он дорог для меня по многим причинам…» В переписке с писательницей

Л.А. Авиловой Чехов отмечал: «… Короленко – чудесный писатель. Его любят – и недаром. Кроме всего прочего, в нем есть трезвость и чистота».[7]

         Первая встреча укрепила взаимный интерес, но видеться писателям приходилось редко: Чехов жил в Москве, а Короленко – в Нижнем Новгороде. Тем не менее, переписывались они часто, звали друг друга в гости, нередко упоминали о своем знакомстве друзьям: 1888 год можно считать «медовым месяцем» их дружбы.

Но вскоре наступило некоторое охлаждение. Чехов и Короленко стали реже писать друг другу: за 1889-1891 не написали ни одного письма, за 1892 г. – одна короткая записка Короленко, а затем, в течение 4-х лет, – снова ни одного письма. До 1902 г. переписка была скудной и нерегулярной[8]. Почему? В своих воспоминаниях Короленко объясняет это так: «После этих первых встреч, довольно частых в начале нашего знакомства, мы виделись с Чеховым все реже и реже. Наши литературные связи и симпатии (я говорю о личных связях и симпатиях в литературной среде) в конце 80-х и в начале 90-х годов были различны, и выходило так, что они перекрещивались редко также и впоследствии, когда он сошелся с родственными и мне литературными кругами»[9]. Вероятно, что различие двух натур также препятствовало  постоянному общению и еще более тесному сближению. Писателем-беллетристом Короленко считал себя «только наполовину»; другой половиной его работы была публицистика, тесно связанная с его многогранной общественной деятельностью. Человек и писатель яркого общественного темперамента, Короленко «сочувствовал далеко не всему, что было написано Чеховым». А главное ? не был сторонником тех газет и журналов, с которыми довелось сотрудничать Чехову, в особенности – «Новому времени». Разница их темпераментов сказалась в самом остром эпизоде, наиболее известном в истории отношений Чехова и Короленко. Речь идет о совместном протесте Чехова и Короленко против отмены выборов М. Горького в почетные академики и их демонстративном выходе из состава Академии. Этот эпизод хорошо отобразился в их переписке (следует отметить, что писем Короленко было больше). Короленко в создавшемся положении действовал быстро, смело и настойчиво, а Чехов медлил, колебался, оставляя без ответа все срочные запросы Короленко. Но в последний, решающий момент Чехов встал рядом с Короленко и они вдвоем, только вдвоем, опротестовали исключение Горького из почетных академиков и вышли из состава Разряда изящной словесности.

         Этот гражданский акт, казалось, должен был вновь сблизить писателей, но жизнь рассудила по-иному: обострилась болезнь Чехова. Короленко вспоминал: «В последний раз я видел его в 1902 году в Ялте… Он жил на своей даче, которую построил… под Ялтой; с ним жили сестра и жена. Как и в первую нашу встречу, сестра Чехова встретила меня внизу, как и тогда Чехов спустился по лестнице сверху… Это был тот же Чехов, но куда девалась его уверенная, спокойная жизнерадостность? Черты обострились, стали как будто жестче, и только глаза все еще порой лучились и ласкали. Но и в них чаще виднелось застывшее выражение грусти…».[10]

         Дружба двух писателей продолжалась семнадцать лет. Известно, что А.П. Чехов написал 17 писем В.Г. Короленко, аКороленко – 12 писем Чехову. Переписка с Короленко продолжалась до конца жизни Чехова. Впервые она была полностью опубликована отдельной книгой в 1923 г.

 

 (Книга из экспозиций Центральной библиотеки №65 им. В.Г. Короленко и виртуального музея В.Г. Короленко)

 

 

 

 

ПРОСЛУШАТЬ  

А.П. Чехов – В.Г. Короленко

17 октября (1887 г.  Москва)

        Кстати… скажу Вам, что я чрезвычайно рад, что познакомился с Вами. Говорю я это искренно и от чистого сердца. Во-первых. Я глубоко люблю и ценю Ваш талант; он дорог для меня по многим причинам. Во-вторых, мне кажется, что если я и вы проживем на этом свете еще лет 10-20, то нам с Вами в будущем не обойтись без точек общего схода. Из всех ныне благополучно пишущих россиян я самый легкомысленный и несерьезный… Вы же серьезны, крепки и верны. Разница между нами, как видите, большая, но тем не менее, читая вас и теперь познакомившись с Вами, я думаю, что мы друг другу не чужды. Прав я или нет, я не знаю, но мне приятно так думать. 

                                                                              

А.П. Чехов – В.Г. Короленко

9 января (1888 г.  Москва)

       

…Ваш «Соколинец», мне кажется, самое выдающееся произведение последнего времени. Он написан, как хорошая музыкальная композиция. По всем тем правилам, которые подсказываются художнику его инстинктом. Вообще в Вашей книге Вы такой здоровенный художник, такая силища…

 

 

 

(Книга из экспозиций Центральной библиотеки №65

им. В.Г. Короленко и виртуального музея В.Г. Короленко)

 

В.Г. Короленко – А.П. Чехову

15 апр. (1888 г.  Н.-Новгород)

                                      

19-го парох. «Охотник» будет в Ярославле и затем аккуратно каждые 5 дней Вы его можете застать у «товарищеской пристани». Я уже говорил Вам,  что на этом пароходе капитан мой зять Николай Александрович Лошкарев, который Вас и доставит в Нижний со всеми удобствами и безвозмездно. Итак – приезжайте. 

                             

  (Рисунок из экспозиции виртуального музея В.Г. Короленко) 

 

 

 

 

А.П. Чехов – В.Г. Короленко

2 мая (1888 г.  Москва)

        В четверг я еду, добрейший Владимир Галактионович, в Украйну… Дорогой буду читать Вашего «Слепого музыканта» и изучать Вашу манеру.  

Публикацию повести «Слепой музыкант» сопровождал грандиозный успех, она стала настоящим бестселлером ? при жизни автора повесть выдержала 15 изданий. 

 

 

 

 

В.Г. Короленко – А.П. Чехову

92, IX (Москва)

Многоуваж. Антон Павлов.

        Заходил, жалею, что не застал… Говорят, Вы в деревне совсем поселились. Делать нечего. Я здесь еще дня два-три, но вряд ли уже увидимся. 

А.П. Чехов – В.Г. Короленко

5 март (1899 г.  Ялта)

        Дорогой Владимир Галактионович, мне, очевидно, благодаря Вам стали высылать «Русское Богатство», и это дало мне возможность прочесть Ваш чудесный рассказ [“Смиренные” (Картинка с натуры)][11], и вот дает повод написать вам. Как Вы поживаете?... Не работайте очень много, не утомляйтесь, чтобы опять не нажить бессонницы и чтобы не расклеилось здоровье…

        От всей души благодарю Вас за память, за журнал, который я читаю с большим удовольствием, и желаю Вам всего, всего хорошего.  

«Русское богатство» - ежемесячный литературный и научный журнал, издававшийся в Санкт-Петербурге с 1876 по 1918 год.

Сначала журнал представлял собой небольшое по объему, но весьма примечательное по содержанию издание, бескорыстно издававшееся на артельных началах писателями-народниками. В работе над ним принимали участие В. М. Гаршин, Н. Н. Златовратский, С. Н. Кривенко, В. И. Орлов, и др.

С 1892 г. «Русского богатство» стало одним из наиболее распространенных и влиятельных органов печати и, несмотря на низкую подписную цену, мало уступало остальным «толстым» журналам. Его издателями в 1892 г. были Е. М. Гаршин, Н. В. Михайловская; с № 6 за 1895 г. — Н. В. Михайловская и В. Г. Короленко; с № 4 за 1897 г. вместо Н. В. Михайловской в соиздательство с В. Г. Короленко вступил Н. К. Михайловский. 

 

В.Г. Короленко – А.П. Чехову

14 марта 1902 г.  Полтава

… Мои товарищи по журналу очень огорчены тем, что у нас никогда нет ни строчки Вашей и – винят в этом меня. Не знаю, правы ли они, т.е. являюсь ли я в какой-нибудь мере прямой или косвенной причиной этого обстоятельства, но во 1-х и меня оно очень огорчает, а во 2-х – вспоминаю, что Вы когда-то даже обещали мне прислать рассказ. Итак, если у Вас нет никаких специфических причин не появляться в «Р. Богатстве», то всем нам вообще, а мне в особенности было бы очень приятно видеть Вас у себя. Мне это было бы приятно вдвойне – не только как издателю (что есть совершенная фикция), но и как В.Г. Короленку. Итак, жду…

        P.S. Что за чушь вышла с «кассацией» выборов Горького! Какой смысл кассировать выборы, все значение к-рых только в факте почетного избрания?... Вообще – гадость.

 (Рисунок из экспозиции виртуального музея В.Г. Короленко)

 

 

А.П. Чехов – В.Г. Короленко

19 марта 1902. (Ялта)

        Дорогой Владимир Галактионович, всю зиму я ровно ничего не делал, так как хворал. Теперь мне легче, я почти здоров… Что же касается «Русского Богатства», то я пришлю повесть или рассказ при первой возможности. Этот журнал мне симпатичен, я его люблю и работал бы в нем охотно.

        Сегодня я получил письмо от одного ординарного академика такого содержания:Вчера было особое заседание (вчера – 11 марта) Разряда изящ. Словесности…, посвященное тому же инциденту с Максимом Горьким. Прочли Высочайший выговор, изложенный в словах, что Государь “глубоко огорчен” выбором и что Мин. Нар. Просв. предлагает отныне представлять всех кандидатов на усмотрение его и М-ва Вн. Дел.

М. Горький[12], кстати сказать, проживает в настоящее время в Олеизе, сегодня был у меня… За письмо, за то, что вспомнили, большое Вам спасибо.

 

 

 

 

 

В.Г. Короленко – А.П. Чехову

10 Апр. 1902 Пбург

Дорогой Антон Павлович.

        Из копии моего письма к А.Н. Веселовскому (нашему председателю) Вы увидите сущность академического инцидента, как я его понимаю… после выборов 3 раза были созваны заседания академии. В первом объявлено, что Государь чрезвычайно огорчен выбором Пешкова. Во 2-м, что выборы отменяются, в третьем – предписано пересмотреть и изменить устав, дабы впредь такие случаи были невозможны. Все это было академией выслушано, а затем, придя со второго заседания, академики прочитали уже в газетах известное объявление. Это сделано было тоже по Высоч. повелению… Вышло таким образом, что Высочайшее повеление объявлено от нашего имени…, между тем, как Академия не могла даже обсуждать его содержание!...

Поклонитесь Горькому, покажите это письмо…

Я был бы очень Вам признателен за несколько слов по существу об этом деле… Я лично свою линию уже определил… Не будет собрания[13] – я ухожу».

 

 

 

А. П. Чехов – В.Г. Короленко

19 апреля 1902, Ялта 

        … Горькому… письмо Ваше прочел… Мне почему-то кажется, что 25 мая собрания в академии не будет… Мне кажется также, что Горького во второй раз не выберут… Мне бы ужасно хотелось повидаться с Вами, поговорить».

 

 

 

Петербургская академия наук - высшее научное учреждение Российской империи в 1724—1917 гг. Основана 28 января (8 февраля) 1724 г. в Петербурге указом императора Петра I. В декабре 1899 г., когда отмечалось 100-летие со дня рождения А.С. Пушкина, при Отделении русского языка и словесности появился Разряд изящной словесности, в состав которого избирались и почетные академики из числа писателей, художников и литературных критиков. Во время первых выборов в январе 1900 г. были избраны общепризнанные «властители дум» России - Л.Н. Толстой, А.Ф. Кони,

A.M. Жемчужников, В.Г. Короленко, А.П. Чехов, B.C. Соловьев, В.В. Стасов. В последующие годы почетными академиками стали К.С. Алексеев (Станиславский), И.А. Бунин, А.Н. Веселовский и другие. И хотя вокруг выборов иногда возникали бурные споры и даже скандалы, как это было при избрании A.M. Горького, деятели литературы и искусства высоко ценили избрание их почетными академиками, рассматривали его не только как проявление внимания Академии наук к отечественной культуре, но и как акт общероссийского признания.

 

В.Г. Короленко – А.П. Чехову

19.IV.02  Полтава

…С нами поступили, как с нашалившими мальчиками… Значит – или примириться или уходить. Я ни в коем случае не примирюсь, и, значит, уйду.

 

 

 

В.Г. Короленко – А.П. Чехову

19.V.02  Полтава

… У нас тут, в Полтавщине – беспокойно. Из правит. сообщения Вы знаете о бунте кр-н... Усмиряли их жестоко: пороли уже усмиренных и теперь будут наказанных уже судить. Теперь всячески ищут «подстрекателей» и из всякой мухи делают слона. 

Аграрные беспорядки 1902 года в Полтавской и Харьковской губерниях, по мнению экспертов Департамента полиции и следствия, произошли в первую очередь под влиянием хорошо проведенной политической агитации, из-за неурожая 1901 года и подорожания аренды.

В восстании участвовало до 40 тыс. человек из 336 сел. С 7 марта по 3 апреля было разгромлено 105 помещичьих экономий, крестьяне захватывали хлеб, скот, инвентарь.

Восстание было подавлено войсками, происходили массовые экзекуции. 1092 человек были преданы суду, из них 836 человек приговорены к тюремному заключению. Указом 11 мая 1902 года правительство возложило на крестьян возмещение убытков помещикам в сумме 800 тыс. руб. (указ отменен в 1904 году). 

 

В.Г. Короленко – А.П. Чехову

4 авг. 1902 Геленджик (Черном. губ..), Джанхот

Теперь мой выход [из академии] – уже свершившийся факт… Это объяснятся уже моими личными чувствами в отношении «административного порядка»… Во всяком случае – факт свершился, и я теперь уже «бывший». 

 

А.П. Чехов – В.Г. Короленко

25 августа (1902 г.  Ялта)

…Вот что я написал в Академию…. «После долгого размышления я мог прийти только к одному решению, крайне для меня тяжелому и прискорбному, а именно покорнейше просить В.И.В. о сложении с меня звания почетного академика»…

Желаю Вам всего хорошего, крепко жму Вашу руку. Будьте здоровы и веселы.

 

 

 

А.П. Чехов – В.Г. Короленко

(15 июля 1903 г.  Ялта)

Дорогой, любимый товарищ, превосходный человек, сегодня[14] я с особенным чувством вспоминаю Вас. Я обязан Вам многим. Большое спасибо.

 6 июля 1904 года, узнав о смерти А.П. Чехова, Короленко записал в дневнике: «Я знал Чехова с 80-х годов и чувствовал к нему искреннее расположение. Думаю, что и он тоже. Он был человек прямой и искренний, а иные его обращения ко мне дышали именно личным расположением. В писательской среде эти чувства всегда очень осложняются. Наименее, пожалуй, сложное чувство (если говорить не о самых близких лично и по направлению людях) было у меня к Чехову, и чувство, которое я к нему испытывал, без преувеличения можно назвать любовью»[15]. 


[1] Материал предполагается разместить на сайте виртуального музея В.Г. Короленко (www.vmkor.ru).

Переписка цитируется по изданию: А.П. Чехов и В.Г. Короленко. Переписка / Ред. и вступление Н.К. Пиксанова. М.: Изд. Т-ва И.Д. Сытина, 1923. 106 с. Сохранена авторская орфография и пунктуация.

[2]Чехов А.П. Полное собрание сочинений в 30-ти тт. М.: Наука, 1982.

[3] Короленко В.Г. Собрание сочинений в 10 тт. Т. 8. М.:Гос. изд-во худ. лит.1955. С.83.

[4] Там же. С. 85.

[5] Там же. С. 88.

[6] Чехов А.П. Полное собрание сочинений и писем в 30 тт. Письма. Т. 2. М.: Наука, 1975. С.126.

[7] Чехов А.П. Драма на охоте. Повести и рассказы. Переписка. М.: ЭКСМО, 2008. С. 547.

[8] А.П. Чехов и В.Г. Короленко. Переписка. Ред. и вступление Н.К. Пиксанова. М.: Изд-е т-ва И.Д. Сытина, 1923. С. 19.

[9] Короленко В.Г. Собрание сочинений в 10 тт. Т. 8. М.: Гос. изд-во худ. лит.1955. С.90-91.

[10] Там же. С. 20.

[11] См. «Русское Богатство». 1899. Кн. 1. С. 145-163.

[12] М. Горький был в то время нездоров и приехал в Крым на лечение // А.П. Чехов и В.Г. Короленко. Переписка. Ред. и вступление Н.К. Пиксанова. М.: Изд-е т-ва И.Д. Сытина, 1923. С. 89.

[13] Собрание не состоялось. // Там же. С. 90.

[14] Телеграмма была отправлена В.Г. Короленко в связи с его пятидесятилетним юбилеем // А.П. Чехов и В.Г. Короленко. Переписка. Ред. и вступление Н.К. Пиксанова. М.: Изд-е т-ва И.Д. Сытина, 1923. С. 97.

[15] Закирова Н.Н. В.Г. Короленко и русская литература. Семинарий. Глазов, 2010. С.102.




125413 г. Москва, улица Фестивальная, дом 46, корпус 1
Телефон: +7(495)453-8105, факс:+7(495) 456-3580, электронная почта: cbs2sao@yandex.ru

Яндекс.Метрика


Правительство города Москвы Департамент культуры города Москвы Префектура САО города Москвы Централизованная библиотечная система
северного административного округа


Разработка сайта