Наталия Николаевна Закирова

Короленковед, канд. филол. наук, доцент, заслуженный деятель науки Удмуртской Республики.

Чиговская-Назарова Янина Александровна

Канд. филол. наук, доцент кафедры русского и удмуртского языков,литературы и методики преподавания, проректор по воспитательной и социальной работе ФГБОУ  ВПО «Глазовский государственный педагогический институт им. В.Г. Короленко».

 

МЕСТНОГРАФИЗМ КОНЦЕПТА «ПРОВИНЦИАЛЬНЫЙ ГОРОД»

В «ГЛАЗОВСКОМ ЦИКЛЕ» В.Г. КОРОЛЕНКО

 

В статье рассматривается концепт "провинциальный город", выделенный на основе лингвистического анализа произведений В.Г.Короленко. Черты широкого обобщения позволяют описывать концепт как метаобраз и рассматривать как основную стилеобразующую черту произведений "глазовского цикла".

Ключевые слова: В.Г.Короленко, "глазовский цикл", концепт, когнитивная дефиниция, тилевая примета.

 

Семиотика российской провинции как культурно-исторического и эстетического пространства привлекала русских писателей, начиная с XVIII в. Вятская, воронежская, елабужская, нижегородская, саратовская, симбирская, тульская и другие реалии широко отражены в произведениях прозаиков и поэтов XIX в. В их творчестве был не только художественно запечатл?н дух места и времени, но и заложен мощный стимул для самоидентификации малых городов России и их жителей, оказавшихся «прописанными» на страницах литературных произведений. В совокупности этот корпус художественных текстов сформировал не просто образ, но символ, метаобраз российской провинции, который вошел в концептосферу русской культуры, литературы и языка. Свой самобытный дух, особую "физиономию" имел город Глазов Вятской губернии, запечатл?нный в наследии. Цель настоящего исследования – анализ концептообразующих средств создания метаобраза провинциального города на материале произведений В.Г. Короленко о Глазове, выявление спектра полисемичности когнитивной дефиниции в лингвистическоми литературоведческом аспектах.

Лингвистическая концепция писателя, специфика его языка и стиля нашли отражение в ряде работ в современном короленковедении [1, 2, 3, 6]. Концептуальный анализ произведений В.Г. Короленко в настоящем исследовании основан на комплексном использовании лингвистического, текстологического и биографическогометодов научного исследования. Это позволяет с наибольшей полнотой выявить особенности индивидуального

Ссылка студента Короленко в Глазов Вятской губернии в 1879 г. оказалась важным этапом в его судьбе и творчестве. Глазовские страницы в наследии Короленко – это совокупность множества источников. Корпус заверш?нных художественных текстов о Глазове включает очерки «Собор с зароком», «Ненастоящий город», повесть «Глушь» и страницы автобиографического романа «История моего современника». Материал, связанный с Глазовом, самим автором специально не циклизировался. Однако общие стилеобразующие особенности, повторяемость событий, фактов, лиц, сохранение особой этнокультурной и исторической ауры, фактуры времени и места и пронес?нная через десятилетия верность городу-сфинксу позволяют воспринимать эту часть творений писателя как особый «глазовский цикл» в контексте более широкого «вятского цикла».

Центральным в «глазовском цикле» является очерк «Ненастоящий город». Изображение Глазова соответствует действительности того времени и выдержано в документальном ключе: «Два-три каменных здания, остальное вс? деревянное. В центре полукруглая площадь, лавки, навесы, старенькая церковка, очевидно пришедшая в негодность, и рядом огромное недостроенное здание нового храма, окруж?нное деревянными лесами. Он поднялся в центре города, подавляя его своей величиной, но не дорос до конца и остановился» [4,с.58].

На слуховом уровне в Глазове царит «вековая тишина», на визуальном – преобладание деревянных построек, грязи, «деревенские виды». В экономическом, культурном, социальном отношении он дал?к от столицы, но по сравнению с другими провинциальными российскими городами не представлял особого исключения, ведь и сам Короленко называет Глазов «типичным городком северо-востока».

Определяя местонахождение Глазова «во глубине России» («городок северо-востока», «уездный город Вятской губернии», «кружок на карте на одном из притоков Вятки»), Короленко ставит вопрос о его статусе. С этой целью он, с одной стороны, сравнивает Глазов со «столицами», а с другой, подч?ркивает его близость с деревней, именует городом, который «не вполне отделился от деревни», характеризует словом «ненастоящий» – что-то среднее между городом и деревней.

Раздумывая о Глазове, называя его «недоумевающим над загадкой собственного существования», Короленко наш?л для него следующие лексемы и словосочетания: «город» (в кавычках), город (курсив Короленко), город–селение, город–амфибия, «заштатный», бывший, лишний город, городишко, маленький, плохенький, серый городишко, уездный город Вятской губернии, типичный городок северо-востока, «город», который «не вполне отделился от деревни», местность, уголок, дебри, глушь, глушь и дичь, сонная тишь... Но наиболее частотным и многократно обыгранным Короленко стал эпитет «ненастоящий».

Лексема «настоящий» имеет следующую словарную дефиницию: «1. теперешний, происходящий в данное время, сейчас; 2. этот, данный; 3. подлинный, действительный, неподдельный; 4. действительно такой, какой должен быть, представляющий собой лучший образец, идеал чего-н.; 5. полностью подобный кому-чему-н., несомненный» [5, с.386]. Соответственно, лексема «ненастоящий» включена в спектр антонимов указанных значений. Все они используются автором и дополняются новыми, подчас неожиданными семантическими оттенками. «Ненастоящий город» – это одновременно и время, и пространство (хронотоп), и статус заштатного провинциального города-антигероя.

Следуя сложившейся литературной традиции, Короленко изображает провинцию не просто непоэтически, а с подчеркнутым сарказмом: гиперболизирует многие теневые стороны жизни Глазова в угоду идейной установке показать е? несовершенство, примитивность, неразвитость, заброшенность и убогость, гипертрофируя е? в своем безобразии. И при этом Короленко удержался от действительно «обидных» художественных топонимов типа город «Глупов» или «Растеряева» улица (из художественных топонимов писатель подобрал город N. и Пустолесье). «Ненастоящий» в очерке обретает значения – мнимый, ошибочный, бесперспективный, неприбыльный, экономически отсталый.

В провинциальном городе вс? ненастоящее: купцы, давальцы, сапожники, покупатели, заказчики, торговцы, ремесло. Ирония и самообличение, комплекс неполноценности, присущие коренным жителям городка (особенно слобожанам), постепенно убеждают автора в том, что и сам город «ненастоящий».

Так содержание концепта «провинциальный город» интерпретируется как языковая репрезентация определенных когнитивных признаков с помощью ассоциата «ненастоящий». Здесь эпитет близок по значению к определению «заштатный» город, то есть не соответствующий статусу штатного, подлинного города. А ведь Глазов был уездным городом! И тем не менее для Короленко он «неистинный», «незрелый», «недоросший», «недоразвитый», «недоделанный», «несовершенный», «неподлинный», словом, – «полугород».

В.Короленко из близких по своему семантическому содержанию, выбирает наиболее нейтральное в стилистическом отношении слово и делает именно его наиболее частотным. Ассоциат «ненастоящий» с завидным постоянством писатель сохраняет в заголовках всех тр?х редакций очерка (1879, 1881 и 1914 гг.).

Диапазон значений эпитета «ненастоящий» в очерке поражает широтой, разнообразием оттенков семантики и эмоциональной коннотации. Он фигурирует в тексте до 38 раз и является одним из способов языкового кодирования концепта провинциального города

Незначительность Глазова подкрепляется существительными синонимами: «город» в кавычках, городок, городишко, город-амфибия и прилагательными: маленький, плохонький, лишний. Иллюзорность и призрачность этого «не столь отдаленного места» выражены в риторическом вопросе: «Как, в самом деле, он возник и почему существует?» [4,с.80]. Так «ненастоящий город» оборачивается метаобразом, символом, проходящим через весь цикл, и понимается нами в том числе как «несовременный», «прошлый», «старый».

Привед?нный анализ доказывает убедительность местнографической концепции и понятийно-образной природы «провинциального города» как познавательного и художественного концепта. В короленковском «глазовском цикле» он получилособую вербальную выраженность. Основными стилеобразующими признаками произведений данного периода можно считать метаобраз «ненастоящего города», сохранение бикультурной атмосферы и таких стилевых примет «глазовских текстов», как местнографическая определ?нность (этнографизм, документализм), социологическое начало и публицистичность.

 

Список литературы

1. Закирова Н.Н. В мастерской слова В.Г. Короленко: писатель о языке// Языки и этнокультуры Европы: матер. Всеросс. научно-практич. конференции с международным участием. – Глазов, 2013.– С. 154-161.

2. Закирова Н.Н. Концепт провинции в языковом сознании Короленко// Лингвистика и е? место в междисциплинарном научном пространстве: Сборник статей по материалам Всероссийской научной конференции с международным участием.– Киров, 2008.– С.119-122.

3. Иванова О.И. Концептообразующие особенности образа Амги в «Истории моего современника» В.Г. Короленко// Девятые Короленковские чтения: матер. Междунар. научно-практич. конференции, посвящ?нной 160-летнему юбилею В.Г. Короленко.– Глазов, 2013.–

4. Короленко В.Г. Ненастоящий город//Короленко В.Г. Повести и рассказы: В 2 т. – М., 1966.

5. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка.– М., 1995.–928 с.

6. Чиговская Я.А. Короленковедение в лингвистическом аспекте (на материале исследований кафедры русского языка ГГПИ)//Шестые Короленковские чтения: Матер. Всерос. научн. конф. – Глазов, 2004.–С.26-




125413 г. Москва, улица Фестивальная, дом 46, корпус 1
Телефон: +7(495)453-8105, факс:+7(495) 456-3580, электронная почта: cbs2sao@yandex.ru

Яндекс.Метрика


Правительство города Москвы Департамент культуры города Москвы Префектура САО города Москвы Централизованная библиотечная система
северного административного округа


Разработка сайта