«И.А. Гончаров и В.Г. Короленко: поиски параллелей»
Источник: «Наука, просвещение, искусство провинции в социокультурном пространстве»: Материалы Девятых Короленковских чтений, Международной научно-практической конференции, посвященной 160-летнему юбилею В.Г. Короленко. - Глазов, 2013. - С. 57- 65.

Людмила Васильевна Ольховская

Ведущий научный сотрудники Полтавского-литературно-мемориального музея В.Г. Короленко.

И А. ГОНЧАРОВ И В.Г. КОРОЛЕНКО: ПОИСКИ ПАРАЛЛЕЛЕЙ

Ольховская Л.В.

Полтавский литературно-мемориальный музей В.Г. Короленко, Полтава, Украина

Статья «Гончаров и «молодое поколение» была написана Короленко в связи со 100-летием со дня рождения Ивана Александровича Гончарова, которое отмечалось в 1912 г., и впервые была напечатана в журнале «Русское богатство», в книге № 6 за 1912 г. Позднее Короленко включил её в своё полное собрание сочинений издательства А.Ф. Маркса, 1914г., пересмотрев, значительно переработав и уточнив цитаты из произведений Гончарова. Авторская корректура хранится в ЦГАЛИ.

В письме от 9 июня 1912 г. Короленко писал Т.А. Богданович: «... Никто не написал у нас о Гончарове ни странички. И, по прежним примерам, нужно написать Короленку. Есть у меня схема, странички на 3-4, но еще надо купить соч. Гончарова, чтобы не перевирать цитат» [5, с. 636]. Итак, читатели ознакомились с трудом Короленко-литературоведа, Короленко-литературного критика в 1912 г., однако складывалась и писалась эта статья задолго до юбилейного года.

С творчеством Гончарова Володя познакомился ещё в гимназии. Как вспоминает писатель в автобиографической повести «История моего современника», книгами гимназисты «пользовались или за умеренную плату у любителя-еврея... или из гимназической библиотеки... Как бы то ни было, но даже я, читавший сравнительно много, хотя беспорядочно и случайно, знавший уже «Трёх мушкетеров», «Графа Монте-Кристо» и даже «Вечного жида» Евгения Сю, - Гоголя, Тургенева, Достоевского, Гончарова и Писемского знал лишь по некоторым, случайно попадавшимся рассказам» [5, с. 260-261].

Как известно, очень многое в деле приобщения молодого человека к литературе, чтению зависит от школьного учителя. И такой учитель у Короленко был. Это Вениамин Васильевич Авдиев. Кстати, Авдиев был учителем еще и Овсяннико-Куликовского, известного литературоведа, академика. Благодаря блестящим урокам Вениамина Васильевича художественная литература перестала быть для Короленко «только развлечением, а стала увлекательным и серьёзным делом» [5, с. 266].

Иногда Авдиев приглашал гимназистов к себе. «Во время этих встреч никогда не чувствовалось преднамеренности и дидактизма, легкая шутка и вопрос о только что прочитанной кем-нибудь из нас повести Тургенева, Писемского, Гончарова, Помяловского, стихотворения Некрасова, Никитина или Шевченко сплетались незаметно, непринужденно...» [5, с. 267].

Бесспорно, приобщение к лучшим произведениям русской и мировой литературы давало очень многое и молодым людям, и состоявшимся писателям. По мнению того же Гончарова, все человеческие образы, созданные великими художниками прошлого, принадлежат к вечным творениям человеческого ума и «останутся навсегда» [11]. Однако живая литература не выполняет своего долга, если не прослеживает дальнейшего развития художественных типов, созданных предшествующими литературами, и не отражает в новых произведениях новый период истории! Писатели новых поколений, - декларирует Гончаров, - должны обновлять в своих творениях эти вечные типы, воссоздавать в новых образцам «основные черты нравов и вообще людской натуры, облекая их в новую плоть и кровь в духе своего времени» [11].

Короленко следует заветам своего выдающегося предшественника-классика. Его всегда волновали и тревожили эти вопросы. По его глущ бочайшему убеждению, «литература не должна оставаться безучастной! к жизни» [7]. Творчество Гончарова он и рассматривает в этом ключе. Статья Короленко о Гончарове и молодом поколении появилась в толстом литературном журнале.

Так исторически сложилось, что для русской литературы журнал - в некотором роде приоритетная форма существования. Казалось бы, есть только оболочка: некоторое количество текстов собираются под одной обложкой с некоторой периодичностью. Первоначальная инерция, за данная во времена едва ли не Карамзина, оказалась настолько сильной, что журнал оставался самообразующим типом институции для нашей словесности.

Известно, что Короленко с юношеских лет регулярно читал научно-популярные и литературные журналы «Вестник Европы», «Русская мысль» и т.п. Позже наш писатель войдет в редколлегию многих из этих журналов, а журналу «Русское богатство» отдаст более 20 лет своего литературного труда, в том числе и в кресле главного редактора-издателя. С 1867 по 1869 гг. в журнале «Вестник Европы» публиковались произведения И.А. Гончарова. Именно для этого журнала было характер но бережное отношение к классическому наследию. На его страницах публиковались материалы и исследования по истории литературы. Они носили строго документальный характер, в частности было много мемуаров. Кроме научных целей, эти публикации имели и публицистическую - защиту и сохранение классического наследия великих русских писателей.

На протяжении 1890-х гг. авторы «Вестника Европы» неоднократно возвращались к известной статье И.А. Гончарова «Нарушение воли» (1889), в которой писатель выступал против излишнего внимания к частной переписке и тому подобным интимным материалам для биографии великих предшественников и современников. «Русская мысль» постоянно освещала на своих страницах различные крупные явления истории русской литературы, откликаясь статьями и рецензиями на юбилеи и издания широко известных писателей: Пушкина, Гоголя, Гончарова, Грибоедова, Ап. Григорьева, Мельникова-Печерского.

Расширению числа подписчиков на журналы способствовал и выпуск с 1889 г. сборников «Нивы». Эти сборники составлялись сначала из произведений авторов, постоянно печатавшихся в журнале, но вскоре превратились в собрания сочинений классиков и современных писателей, бесплатно рассылавшихся всем подписчикам. В 1899 г. таким образом было издано Полное собрание сочинений И.А. Гончарова в 12 томах, а в 1914 г. - Полное собрание сочинений В.Г. Короленко в 9 томах. Но не только в издании полного собрания сочинений нивским издательством совпадают Гончаров и Короленко. Внимательному читателю, а тем более исследователю откроются десятки параллелей в их биографии и творчестве.

И. Анненский в своей статье «Гончаров и его Обломов» отмечает главные гончаровские принципы: «Тонкая художественная работа приучила Гончарова быть осторожным и деликатным с «человеком», а его творчество прежде всего стремилось к познанию и справедливости. Лучшею характеристикой его деликатного обращения с человеческой личностью могут служить «Заметки о Белинском» [9].

Короленко, составляя рецензии на присланные ему рукописи, также проявлял осторожность и деликатность. Известен его принцип: если все изложенное им на бумаге, он мог бы высказать человеку прямо в лицо, он оставлял такой вариант, если нет, то смягчал свой отзыв. Кстати, и у Владимира Галактионовича есть превосходная статья «Памяти Белинского». А уж в деле борьбы за справедливость у Короленко - первое никем не оспариваемое место.

В статье «Лучше поздно, чем никогда» Гончаров, описывая историю создания «Обыкновенной истории», вспоминает себя и многих, подобных себе, «отрывавшихся от неги домашнего очага, со слезами и проводами... и являвшихся на главную арену деятельности в Петербурге» [10].

В автобиографическом романе «История моего современника» (книга вторая, I часть «Первые студенческие годы», глава I «В розовом тумане») у Короленко есть похожий эпизод, в котором тонко передано настроение юноши, впервые покидавшего домашний очаг, отчий дом, мать и устремлявшегося в столицу: «Это настроение началось для меня еще в Ровно, в то утро, когда почтальон подал мне пакет со штемпелем Технологического института, адресованный на мое имя... Я вынимал его (извещение - Л.О.) и перечитывал каждый раз с новым удовольствием, точно это был не сухой официальный бланк, а поэма... Разрыв со старым миром, призыв к чему-то новому, желанному и светлому...

Третий звонок. Я горячо обнялся с матерью, которая затем спрятала заплаканное лицо на груди дяди, и сел в вагон. Резкий свисток..., потом толчок…

Потом от толчка лязг, громыхание... - и вокзал с платформой поплыл назад. Фигуры матери и дяди исчезли. Я сел на свое место и постарался скрыть от соседей невольные слезы...» [5, с. 9-13]. Действительно, знакомая многим и по книгам, и по собственному опыту сцена.

Короленковская «История моего современника» - тёплая и одновременно пронзительная книга, рисующая читателю жизнь незаурядное человека на фоне эпохи. Короленко хотел довести своё повествование до 20-х годов XX века, однако смерть прервала эту грандиозную работу, автор успел передать лишь свои детские, юношеские, студенческие ссыльные воспоминания, над которыми работал с полной отдачей, увлеченно и с удовольствием.

У Ивана Александровича тоже есть произведение «Из университетских воспоминаний (Как нас учили 50 лет назад)». В письме А.Ф Кони И.А. Гончаров делится мыслями о том, как ему пишется: «Вы советуете писать и писать. Пишу, дорогой, каждый день пишу часа два-три, но пишу не с увлечением... Все воспоминания да воспоминания, из своей юности после университета до переезда с родины в Петербург» [12]. Может быть, в этом случае в Гончарове говорит добросовестность и требовательность художника, всегда неудовлетворенного собой? А гончаровские воспоминания о его юности оказались для нас не менее ценны, чем отклик на современные ему события.

Гончаров отмечает то, что в своих «Воспоминаниях», «На родине» он боялся «дотронуться» до кого-нибудь, хотя их и в живых никого уже не было, да и имена прототипов он изменил. И «старался, сколько мог и умел, обобщить их, чтобы никого не коробило, потомков, друзей и т.п.»

[12]. Как все-таки деликатны, чисты, высокоморальны наши лучшие русские писатели!

Гончаров был первым русским писателем, совершившим кругосветное путешествие на военном корабле. В своих путевых очерках он дал правдивую и верную картину жизни народов многих стран. На страницах гончаровских исследований перед читателем предстают яркие образы героев в этнографическом, социально-экономическом, историческом обрамлении. Отправляясь в далекое плавание, писатель-патриот ощущал отечественный корабль частицей своей родины, уголком России, прибежищем для пятиста человек. По точному замечанию И. Анненского, «Гончаров легко и охотно переходит от чужеземных картин к своим (он их всегда возит в сердце, и они у него вечно просятся под перо)...» [9].

В.Г. Короленко также был неутомимым путешественником. Уже в зрелом возрасте ему довелось побывать в США, Германии, Дании, Швеции, Финляндии, Англии, Франции, Греции, Сербии, Болгарии, Румынии. Внимательный, сосредоточенный, каким и должен быть настоящий писатель, Короленко полагал, что каждое путешествие - «в настоящем и поучительном смысле этого слова - трудная и большая работа» [6, с. 137]

Длительная зарубежная командировка сопровождалась у Короленко жестокой ностальгией: «Чужая жизнь катится мимо, непонятная и вполне равнодушная. Этого ощущения не испытываешь на родине. Все кругом пусто, каждая фигура стоит отдельно, сама по себе, каждое впечатление точно вырезано силуэтом на пустом фоне, не движется, не оживает в воображении своей собственной понятной жизнью» [4, с. 37-38].

И Гончаров, и Короленко охотно вводили в свои произведения реальных песронажей. Приведём примеры. Так, «в Бабушке из «Обрыва» воплотились некоторые черты характера моей матери, и как я замечаю теперь сам, - ещё другой старухи, которую знал студентом в Москве», - отмечает И.А. Гончаров в письме к Е.П. Майковой в апреле 1869 г. [3, с. 401]. Известно, что в образе Эвелины, героини повести «Слепой музыкант» В.Г. Короленко воплотил образ своей матери, дав этой героине внешность и черты характера Эвелины Иосифовны Скуревич-Короленко.                                                                                           

Русский писатель - всегда патриот. В 1874 г. в пользу голодающих самарцев в Петербурге был издан сборник «Складчина». В издательский комитет вошли Никитенко, Гончаров, Краевский, Некрасов, князь Мещерский (казначей) и Ефремов (секретарь). Сборник включал в себя гончаровскую вещь «Из воспоминаний и рассказов о морском плавании» и насчитывал 525 страниц.

Более молодой современник Ивана Александровича В.Г. Короленко тоже участвовал в подобных проектах. Приведем некоторые примеры.

1. Литературно-художественный сборник «Помощь евреям, пострадавшим от неурожая», СПб., 1901. Его открывает рассказ В.Г.Короленко «Огоньки».

2. Русским матерям. Сборник в пользу бедных матерей и детей, пострадавших от цынги и тифа в Воронежской губернии. Составил Горбунов-Посадов, Москва, 1892. На с. 146-154 - трогательный рассказ В.Г.Короленко «Приемыш» (этот рассказ писатель всегда выбирал для благотворительных публичных чтений).

3. Научно-литературный сборник «Помощь голодающим». Издание «Русских Ведомостей», Москва, 1892. На с. 25 помещен рассказ В.Г. Короленко «Река играет. (Эскизы из дорожного альбома)».

4. Научно-литературный сборник «К свету» под редакцией I Е.П. Летковой и Ф.Д. Батюшкова. Издание комитета добавления средств С.-Петербургским Высшим женским курсам, С.-Петербург, 1904. На I с. 27 - рассказ В.Г. Короленко «Феодалы».

5. Сборник в пользу голодающих. Издание редакции журнала «Русская мысль», М., 1892. На с. 206-235 напечатан рассказ В.Г. Короленко «Черкес».

6. Киевский сборник в помощь пострадавшим от неурожая под редакцией Лучицкого, К.,Типография С.В. Кульшенко. 1892. Рассказ В.Г. Короленко «Щось буде» (глава из повести «На заре»).

7. Литературно-научный сборник «Братская помощь пострадавшим в Турции армянам», Москва, 1877. На с. 731-741 -рассказ В.Г. Короленко «В борьбе с дьяволом. Эскиз из дорожного альбома».

Современники Гончарова вспоминали, что Иван Александрович был прекрасным рассказчиком и владел даром импровизации. Современники Короленко так же отмечали этот талант у писателя. Особенно хорошо это описано К.И. Чуковским: «У Владимира Галактионовича была особая манера разговаривать: всякая его беседа с другими людьми сводилась к сюжетному повествованию, к рассказу.

Правда, он не завладевал разговором, как это свойственно многим даровитым рассказчикам. Напротив, он склонен был терпеливо и долго слушать рассказы других, прикладывая для этого к уху ладонь... и давая своим собеседникам полную волю говорить, что им вздумается, а сам вставлял только редкие реплики.

Но чуть только собеседники его умолкали, он принимался рассказывать им… Любимая форма речи была у него именно рассказ, просторный, свободный, богатый людьми, приключениями.

Умело изображал он всевозможных людей - не то чтобы перевоплотился в них, этого не было, ибо, не превращаясь в актера, всегда оставался рассказчиком, автором устных новелл» [1, с.405].

У Гончарова и Короленко можно найти общих знакомых и даже близких друзей: Елизавета Меркурьевна Бем, Анатолий Федорович Кони.

Е.М. Бем - художница-акварелистка, силуэтистка, автор портретов

И.А. Гончарова, посаженная мать на свадьбе А.К. Трейгут и А.Д. Резвецова. Эта талантливая художница и очень красивая женщина была иллюстратором произведений Короленко. В полтавском короленковском музее сохранился её поздравительный адрес в стиле народного лубка к 50-летию со дня рождения писателя, вазочка и пресс из зеленого стекла с изображением фантастических животных. В свою очередь, В.Г. Короленко, приехав в Полтаву, сразу же купил глиняные фигурки местных мастеров и послал Елизавете Меркурьевне в подарок.

Короленко был знаком и с известным юристом Анатолием Федоровичем Кони. Совместно они участвовали в мултанском процессе, защитив удмуртов от несправедливого обвинения в ритуальном убийстве. Кони оставил нам прекрасные воспоминания о В.Г. Короленко.

Были и общие, так сказать, негативные знакомые, например, Ф.В. Булгарин. Посылая в подарок своему зятю М.М. Кирмалову две статуэтки, свою и Булгарина, Гончаров даёт этому деятелю абсолютно нелестную характеристику (письмо от 17 декабря 1849 г.): «Булгарин поэт!: «Булгарина вышла тоже другая статуэтка: старая свинья разворчалась за свое безобразие, как будто художник виноват, и начала блевать на него хулу из своего подлого болота - «Северной пчелы» - что-де все труды художника никуда не годятся, да и дорого-то их продает и т.к. художник переделал его, и он тотчас же начал толковать, что художник очень хороший и статуэтки продаются как нельзя дешевле. Фу, ты, мерзавец какой! А ты его в поэты произвел! Эк махнул! Булгарин - поэт! Сказал бы ты здесь это хоть на улице, то-то бы хохоту было; новая статуэтка его похожа на человека и довольно благовидна, оттого на Булгарина и не схожа. Прежняя, которая у тебя, как карикатура… выражает его как нельзя более. Булгарин имеет редкое свойство - походить наружно и на человека, и вместе на свинью. Художник схватил это как нельзя лучше - и кроме свиньи и человека изобразил и Булгарина. Это одно из лучших его произведений; ты береги эту статуэтку, хотя прежняя еще продается, но, может быть, Булгарин потребует, чтоб и форму сломали, тогда негде будет взять» [3, с. 130].

В своей статье «Литературный фонд (1859-1909)» Короленко ут-верждает: «Впоследствии в комитете или в составе членов фонда уча­ствовали: Ф.М. Достоевский, А.Ф. Писемский, И.А. Гончаров, М.Е. Салтыков, Н.А. Некрасов, Н.К. Михайловский... Нет сомнения, что если бы при основании фонда были еще живы Жуковский, Пушкин, Гоголь их имена были бы в списке учредителей, как нет также сомнения, что в нём, наверное, не было бы Булгарина» [2, с.219]. Комментарии здесь излишни.

Был и общий иллюстратор произведений Гончарова и Короленко

- Боровский Давид Борисович (родился в 1926 г.) Серию иллюстраций к короленковской повести «Без языка» (тушь, размывка) он создал в 1953 г. А серия иллюстраций к гончаровскому «Обрыву» была выполнена художником в 1958 г.

Как же оценивал Короленко вклад И.А. Гончарова в сокровищницу под названием русская литература? Короленко выступил как аналитик и назвал Гончарова «одним из самых ярких реалистов гоголевской школы», в чьём творчестве часто прорывался символизм» [5, с.255]. Заслуга Гончарова, по мнению Короленко, в том, что он в своих книгах дает «символическую картину всего дореформенного (и отчасти и пореформенного) русского строя... он его певец, изобразитель и сатирик» с. 255; 8].

А на полках библиотек, отведённых русской классической литер туре, им стоять (воспользуемся тут гениальной находкой В.В. Маяковского) почти что рядом, разъединяемым разве что Достоевским Есениным.

Список использованной литературы                                                  

1. В.Г. Короленко в воспоминаниях современников. Серия литературных мемуаров. Редактор Т. Г Морозова. - М.: ГИХЛ, 1962. - 653с

2. В.Г.Короленко о литературе. - М.: ГИХЛ, 1957. - 715 с.

3 Гончаров И.А. Полное собрание сочинений в 20 томах. - М., 1955. -Т.6,Т.8 –С. 401

4. Короленко В.Г. Полное посмертное собрание сочинений, Т. XVIII, Укргосиздат, 1929. - 167 с.

5 Короленко В.Г. Собрание сочинений: в 10-и т. - М.: Гослитиздат, 1953 1956. - Т.5 - 399 с; Т. 8.- 511 с.

6. Короленко СВ. Десять лет в провинции. - Ижевск: Удмуртия. 1968 - 382 с.

7. Научный архив ПЛММК. - Папка 20. - Лист 588.

8. Закирова Н. И. А. Гончаров в оценке В. Г. Короленко// Материалы V Междунар. научн. Гончаровской конференции, посвященной 200-летию со дня рождения писателя. - Ульяновск, 2012. - С. 421-426.

9. Анненский И. Ф. Гончаров и его Обломов. [Электронный ресурс]. BuRL:http://az.lib.ru/a/annenskij_i_f/text_0420.shtml

_ 10. Гончаров И.А. Лучше поздно, чем никогда [Электронный ресурс]. URL:http://feb-web.ru/feb/gonchar/texts/gs0/gs8/gs8-064-.htm

11. Гончаров И.А. Милльон терзаний. [Электронный ресурс]. URL:http:// Baz.lib.ru/g/goncharow_i_a/text_0040.shtml

12. Гончаров И.А. Новые материалы и исследования. Серия «Литературное наследство». - Т. 102. [Электронный ресурс]. URL:http://www.belletrist.ru/book/ litnaslbk/102ln-goncharov.htm




125413 г. Москва, улица Фестивальная, дом 46, корпус 1
Телефон: +7(495)453-8105, факс:+7(495) 456-3580, электронная почта: cbs2sao@yandex.ru

Яндекс.Метрика


Правительство города Москвы Департамент культуры города Москвы Префектура САО города Москвы Централизованная библиотечная система
северного административного округа


Разработка сайта