Анна Юрьевна Мусихина

Заведующая аспирантурой Глазовского педагогического института имени В.Г. Короленко.

 

А.П. Чехов и В.Г. Короленко: дружба и переписка

         В.Г. Короленко и А.П. Чехов – писатели-современники, общественно-политические и литературно-эстетические взгляды которых имели «точки общего схода». Еще до первой встречи с В.Г. Короленко А.П. Чехов обратил внимание на автора рассказа «Соколинец». Он писал, что этот рассказ «самое выдающееся произведение последнего времени». Видимо, А.П. Чехову была весьма близка основная мысль этого произведения. Позже в рассказе В.Г. Короленко «Парадокс» (1984) прозвучали ставшие широко известными слова: «Человек создан для счастья, как птица для полета…» Рассказ «Соколинец» явился одним из наиболее ярких  проявлений нового этапа развития писателя. В.Г. Короленко впервые решительно переходил здесь к исследованию явлений, которые сам до этого считал «чисто бессмысленными» и «стихийными». Это было исследование человеческого духа, человеческой психологии, в глубинах которой он и стремился теперь найти подтверждение и обоснование своей веры в человека, в русский народ и в его будущее. Прежде всего в силу этих особенностей «Соколинец» и оказался близок А.П. Чехову.

         Ясно, что восхищаясь В.Г. Короленко – художником, А.П. Чехов не мог не желать встречи с ним. Однако первый шаг к их сближению сделал все-таки В.Г. Короленко. В своих воспоминаниях он отмечал первое впечатление от встречи с А.П. Чеховым: «Передо мною был молодой человек и еще более молодожавый на вид человек, несколько выше среднего роста, с продолговатым, правильным лицом, не утратившим еще характерных юношеских очертаний…» (1). Вторая встреча показала А.П. Чехову, что В.Г. Короленко – «талантливый и прекраснейший человек» и что «от него можно ожидать очень много» (2). У А.П. Чехова была даже задумка написать в соавторстве драму за  две недели. В 1887 году  писатели встретились в Петербурге в редакции «Осколков». Для В.Г. Короленко эта встреча была особенно памятна тем, что дала возможность убедиться в истинной ценности таланта А.П. Чехова. Симпатия и взаимная дружба оставались между ними всю жизнь, несмотря на то, что менялись их литературные взгляды.

За что же считал себя А.П. Чехов обязанным В.Г. Короленко?

Прежде всего за внимание, заботу о его таланте, которые проявлял с самого начала их знакомства.

После их первых встреч, довольно частных вначале, они виделись все реже и реже. С годами менялись и писатели, и их взаимоотношения, но до конца жизни А.П. Чехов неизменно уважительно говорил и писал о своем старшем товарище. Он очень высоко ценил и литературный талант В.Г. Короленко, и его определенную жизненную позицию. «В то время, когда серьезного В. Короленко едва знают редакторы, мою дребедень читает весь Питер», писал он М.В. Кисилевой.

Сознавая высокие художественные достоинства прозы В.Г. Короленко, А.П. Чехов всегда оставался скромным и критичным в оценке своего творчества. Интересен в этом отношении такой эпизод.

Как известно, за сборник рассказов «В сумерках» (1888) А.П. Чехову была присуждена Пушкинская премия Академии наук. Но сам А.П. Чехов считал, что этой премии он «обязан не себе», что есть писатели «лучше и нужнее» его. Таким более «нужным» писателем он считал В.Г. Короленко, характеризуя его как «очень недурного писателя» и «благородного человека», который получил бы премию, если бы послал на конкурс свою книгу. Хотя А.П. Чехов и получил премию за сборник своих рассказов, но во второй половине 1880-х годов он, как и его современник, переживал творческую неудовлетворенность собой.

В 1900 году А.П. Чехов и В.Г. Короленко в числе девяти русских писателей были избраны почетными академиками по разряду изящной словесности. В следующем году они уже как академики выдвигали кандидатуры тех писателей, которых считали достойными. Выдвинули и потом избрали молодого, яркого заявившего о себе А.М. Пешкова (Горького). Но царю этот выбор не понравился. Академики (не почетные, а настоящие) заволновались, выборы отменили. В.Г. Короленко отправил протест председателю Разряда изящной словесности Академии наук А.Н. Веселовскому против отмены выборов и призвал протестовать и А.П. Чехова. А.П. Чехов без колебаний присоединился. Оба они вышли из Академии. Этот поступок имел в России широкий отклик. И на долгие десятилетия среди самых честных, неподкупных и несгибаемых защитников справедливости остались неразлучно имена А.П. Чехова и В.Г. Короленко.

А.П. Чехов остается верен своей высокой оценке творчества В.Г. Короленко. В письме Л.А. Авловой 9 марта 1899 года пишет:  «В.Г. Короленко – чудесный писатель. Его любят и недаром. Кроме всего прочего, в нем есть трезвость и чистота». В день пятидесятилетия  В.Г. Короленко 15 июля 1903 года А.П. Чехов направил юбиляру телеграмму, в которой было сказано: «Дорогой, любимый товарищ, превосходный человек, сегодня с особенным чувством вспоминаю Вас. Я обязан Вам многим. Большое спасибо. Чехов». (3) Это признание тем важнее, что для А.П. Чехова, весьма сдержанного в выражении своих чувств, оно совершенно необычно.

5 января 1888 года пересылая В.Г. Короленко копию полученного им письма от Григоровича с дружеским советом приняться за большую литературную работу, А.П. Чехов, между прочим, пишет: «Из письма Вам также известно, что не Вы один от чистого сердца наставляете меня на путь истинный и поймете, как мне стыдно… Пишу это именно Вам, потому что около меня нет людей, которым нужна моя искренность и которые имеют право на нее, а с Вами я, не спрашивая Вас, заключил в душе своей союз». (4) Тут же А.П. Чехов сообщает В.Г. Короленко, что по его совету начал писать повесть для «Северного вестника» («Степь»). В этом же письме А.П. Чехов усматривал нечто близкое себе в творчестве В.Г. Короленко.

В письме к А. Плещееву 9 апреля 1888 года А.П. Чехов пишет: «Я готов поклясться, что В.Г. Короленко очень хороший человек. Идти не только рядом, но даже за этим парнем весело». Если учесть, что в это врем В.Г. Короленко, в недавнем прошлом политический ссыльный, имел весьма определенную политическую репутацию, то это признание следует считать существенным и весьма важным для понимания общественно-политической позиции А.П. Чехова конца восьмидесятых годов. Единственный упрек А.П. Чехов сформулировал В.Г. Короленко таким образом: «Только – аллах керим! – зачем он специализируется? Питает своих читателей только обер-офицерами».

В письме В.Г. Короленко 17 октября 1887 года, сказав, что он был рад познакомиться с ним, А.П. Чехов пишет: «Говорю я это искренно и от чистого сердца. Во-первых, я глубоко ценю и люблю Ваш талант; он дорог для меня по многим причинам. Во-вторых, мне кажется, что если я и Вы проживем на этом свете еще лет 10-20, то нам с Вами в будущем не обойтись без точек общего схода. Из всех ныне благополучно пишущих россиян я самый легкомысленный и несерьезный; я на замечаний; выражаясь языком поэтов, свою чистую я музу любил, но не уважал, изменял ей и не раз водил ее туда, где ей не подобает быть. Вы же серьёзны, крепки и верны. Разница между нами, как видите. Большая но тем не менее, читая Вас и теперь познакомившись с Вами, я думаю, что мы друг другу не чужды. Прав я или нет, я не знаю, но мне приятно так думать».

Это письмо оказалось пророческим и оправдалось, когда по политическим мотивам выборы М. Горького почетным академиком были признаны недействительными. (5)

Рассказы В.Г. Короленко проникнуты духом свободолюбия, и его человеческий облик – прямого, последовательного и искреннего в своих убеждениях демократа, - несомненно, сливались в сознании А.П. Чехова в некое гармоническое целое. Вот почему в отзывах о В.Г. Короленко он всегда говорит о нем не только как о писателе, но и как о человеке.

В.Г. Короленко писал о «Пестрых рассказах» А.П. Чехова, который вызывал много разноречий и споров: «Вся книга… проникнута еще какой-то юношеской беззаботностью и, пожалуй,  несколько легким отношением к жизни и литературе, сверкала юмором, весельем, часто неподдельным остроумием и необыкновенной сжатостью и силой изображения… задумчивости, лиризма и особенной, только А.П. Чехову свойственной печали, уже прокрадывающейся кое-где сквозь яркую смешливость, - еще более оттеняли молодое веселье этих действительно «пестрых» рассказов».

После получения известия о смерти А.П. Чехова В.Г. Короленко сделал в своем дневнике следующую запись: «Я знал Чехова с 80-х годов и чувствовал к нему искреннее расположение. Думаю, что и он тоже. Он был человек прямой и искренний, а иные его обращения ко мне дышали именно личным расположением. В писательской среде эти чувства всегда очень осложняются. Наименее, пожалуй, сложное чувство (если говорить не о самых близких лично и по направлению людях, было у меня к Чехову, и чувство, которое я к нему испытывал, без преувеличения можно назвать любовью». (6) Бесспорно, их взаимоотношения были очень интересны. Как видим, писателей связывали длительные личные отношения, они следили за творчеством друг друга. Понятно, что встречи взаимообогащали творческий поиск. Писатели понимали, что литература – их общее дело.

Примечания

1. Короленко В.Г. Собрание сочинений: В 10 т. – М.: ГИХЛ, 1955. –  Т. 8. – С. 83.
2. Чехов А.П. Полное собрание сочинений и писем: В 30 т. – М.: Наука, 1980. – Т. 12. – С. 473.3.
3. Там же. – Т. 12. – С. 238.
4. Там же. – Т. 11. – С. 176.
5. Там же. – Т. 12. – С. 160-161.
6. Короленко В.Г. О литературе.  - М., 1957. – С. 629.




125413 г. Москва, улица Фестивальная, дом 46, корпус 1
Телефон: +7(495)453-8105, факс:+7(495) 456-3580, электронная почта: cbs2sao@yandex.ru

Яндекс.Метрика


Правительство города Москвы Департамент культуры города Москвы Префектура САО города Москвы Централизованная библиотечная система
северного административного округа


Разработка сайта